Выпуск № 1 - выходит с апреля 2016 г.
Рукописи присылать по адресу:
jana.zhemoitelite@gmail.com
Авторизация
/
Регистрация
Литературно-художественный журнал Союза молодых писателей «Северное сияние». Главный редактор: Яна Жемойтелите (при участии Сергея Пупышева)
Вадим Бакулин
Небесные маки


Бакулин Вадим Валерьевич – поэт, член СП, президент литературного клуба "Озарение", лауреат литературной премии им. П.И. Рычкова, дипломант всероссийского фестиваля поэзии и прозы "Соколики Русской Земли"(Самара), финалист международного поэтического фестиваля "Провинция у моря"(Одесса), журналист. Родился в г.Оренбурге. Окончил музыкальное училище и факультет журналистики ОГУ. Работал в различных печатных изданиях. Сейчас редактор издательства ОГАУ. Публиковался в коллективных сборниках: "Вечный берег", "И с песней молодость вернётся", "Мы из России ХХ века", "Мечта Надежды", в антологии поэзии и прозы «Внуки вещего Баяна», в журналах: Москва, Невский альманах (Санкт-Петербург), Ислам и жизнь, Простор (Казахстан,Алма-Ата), Дон (Нижний Новгород), Новый Енисейский литератор (Новосибирск), Евразийское ожерелье, Гостиный двор (Оренбург), Парус (Москва), Отчий дом (Самара), Студенческий меридиан (Москва), Траектория творчества (Калуга), Легенс (Санкт-Петербург), Жарки Сибирские (Новосибирск), "Провинция у моря 2013"(Одесса), и т. д. Автор пяти поэтических книг: Музыка души (Калуга, "Золотая аллея"), Над пропастью весны, Время мотылька, Бессмертник(Оренбург), Продолжение разговора.(Москва,"Новелла") 

  

Небесные маки 

Не звёзды над холмами, 
А маки золотые! 
Бери, срывай руками, 
Цветы мои святые. 

Ещё вселенский ветер 
Их не задел крылом. 
Нарву тебе букетик, 
Пока не рассвело. 

Дрожат они во мраке, 
И нету им числа. 
Ночные мои маки – 
Земля для них мала. 

А если утро срежет 
Последний звёздный цвет, 
Тебе душистый, свежий 
Земной нарву букет! 

 


Ледоход 

Я радуюсь: почки уже набухают, 
И каждое деревце дышит весною, 
И ветер апрельский на ветках качает, 
А ветер звенит вдохновенной струною! 

Вчера уже тронулся лёд на Урале, 
Так шумно и бурно! Мне вспомнилось детство. 
Ведь с детства такого со мной не бывало, 
Чтоб я был свидетелем этого действа... 

 

Ожившие льдины, друг друга толкая – 
Вздымались, 
вставали, 
стонали и выли, 
В лучах вдохновенно, 
хрустально сверкали, 
И вместе куда-то решительно плыли... 

  

Ресницы 

Крепки объятья дня январского. 
Мороз шалит, но не кусается. 
Идём... И лес в палаты царские 
Под властью солнца превращается. 

И от дыхания все в инее, 
Которым утро серебрится, 
Твои ресницы стали крыльями 
Неуловимой белой птицы. 

  

Снегири 

Ягоды рябины не опали. 
За зиму никто их не склевал. 
Просто снегири не залетали 
В город, что для них чужбиной стал. 

Раньше был он тихим и уютным, 
Зимами – светился изнутри. 
Пролетели годы. …Почему-то 
К нам не прилетают снегири. 

Помню с детства: старые рябины, 
В отблеске рубиновой зари. 
В парках, где деревья не рубили, 
На ветвях сидели снегири. 

 

Маленькие, солнечные птицы – 
Красногрудки. Головы – черны. 
Больше никогда не повторится 
Детский мой восторг. Ушёл во сны. 

Снегири исчезли. Словно кем-то 
Отнята частица доброты, 
Счастья, веры, теплоты и света; 
Детские далёкие мечты. 

   

Детская фотография 

                  Посвящается моей маме С.И.Барановой-Бакулиной 

На потрёпанном выцветшем фото – 
Отраженье всех бед и побед 
Хрупкой девочки в стоптанных ботах... 
А во взгляде – восторженный свет! 

Точно звёзды глаза у девчушки, 
Пусть чумазый, но ангельский рот, 
Две косички, на лбу завитушки... 
Сорок пятый – голодный был год. 

А для счастья-то надо немного 
Полусиротам, детям войны: 
Взрыв сирени над отчим порогом 
В день Победы великой страны, 

Как салют, как начало хороших 
Новых дней, что ждала детвора. 
Переулок форштадтский заросший, 
Утопал в детских криках "Ура!". 

 

Фото жёлтое, будто бы время 
Свет живой на него пролило, 
Сделав солнечней город весенний, 
Взгляд девчонки, как звёзды зажгло! 

Точно с выставки карточка снята, 
В ней эпоха отражена. 
Оренбург. В переулках Форштадта 
Бушевала сиренью весна

  

Прогулка по мартовскому лесу 

Тончайших веточек сплетенье 
В лазури мартовских небес. 
Берёз полупрозрачных тени 
На землю мягко стелет лес. 

Зимы последние осколки – 
Кристаллы льда, хрустальный снег. 
Сосны душистые иголки,
Ожившей вербы заячий мех. 

 

Гортанный грай грачей и трели 
Апрельских суетных синиц. 

Мне быстро душу отогрели, 
Хоры звонкоголосых птиц. 

Вдали – забытые деревни 
О жизни прошлой видят сны... 
И бредят мудрые деревья – 
Проводники моей весны... 


Ремонт 

Ненавижу ремонт. Утешенье одно – обновление. 
Отдирая обоев вконец пожелтевший лоскут, 
О годах пролетевших терзает меня сожаление, – 
Вспоминаю людей, что уже в этот дом не войдут. 
И за окнами тот же ремонт – неизбежная осень. 
Золотые послания в дом залетают с листвой. 
Скоро грянет покров, и тепла не предвидится вовсе, 
В новый снежный тулуп двор горбатый уйдёт с головой. 
Снежной марлей ноябрь перевяжет открытые раны 
Заболевших от первых морозов, тревожных равнин. 
Я закончу ремонт и оставлю на стенах экраны 
Постаревших обоев, что окна в прошедшую жизнь. 


Дыхание предзимья 

Как последние в осень послания 
Со следами октябрьских слёз, 
От холодного неба дыхания
Осыпаются листья с берёз. 

Всё слабее осенние запахи, 
Всё прозрачней трава на лугу. 
Снял шиповник пурпурные запонки. 
Уронила рябина серьгу. 

Средь природы таинственной бедности – 
Тонко вписан в нерадостный день 
И созвучен с унылою бренностью 
Образ русских глухих деревень. 

И на всём одиночества признаки 
И заброшенности следы, 
И колодцев костлявые призраки 
Без воды нахлебались беды... 

Дождь стучит, точно часики тикают, 
А закат, словно рана, кровит… 
И предзимье глухое и дикое, 
Опьянённый наш разум трезвит. 

 

Городу Елабуга

Утопаешь ты в берёзах белых, 

Ясным днём – нарядна, зелена; 
И цветаевской рябиной спелой 
На закате августа – красна. 
Здесь живую память о Марине 
Грозди эти зоркие хранят. 
Воды Камы бирюзово-сини. 
Возвышаясь в небесах, над ними 
Трёх церквей колокола звонят. 

Только ночью хрипло ветер свищет, 
Своры псов голодных пищу рыщут, 
В лунных бликах, точно смерть бледна, 
В Чёртовом над Камой городище – 
Башня – одинока и страшна..



.

 
 

 

 

 

... 

 

 


 

Комментарии (0)

    Вы должны авторизоваться, чтобы оставлять комментарии.